В России заговорили о возрождении станкостроения

0 52

В России заговорили о возрождении станкостроения

У всего в мире есть основа. У здания – фундамент. У автомобиля – колёса. У реальной промышленности – станки. Попытка возвести стены без фундамента – утопия. Поэтому даже высшие чины государства Российского наконец-то заговорили о возрождении отечественного станкостроения. После тридцати лет разрушения сделать это будет ой как непросто. Но деваться некуда, впереди технологический суверенитет.

Совбез зрит в корень

Оказывается, российскими проблемами с производством средств производства озабочен ни много ни мало целый Совет безопасности страны. Следовательно, они настолько накипели, что дальше некуда. «Мы сделали доклад президенту по станкостроению. Получили одобрение. Очень много ведомств и учреждений приняло участие в подготовке – больше 50. И правительство будет сейчас уделять этому очень серьёзное внимание», – заявил недавно секретарь Совбеза Николай Патрушев.

В свою очередь, глава кабмина Михаил Мишустин, выступая перед депутатами с отчётом, заявил, что выпуск отечественных станков и инструментов в РФ по итогам 2022 г. увеличился почти на четверть. Мишустин отметил, что РФ обладает уникальными компетенциями для изготовления большей части современного металлообрабатывающего оборудования, в том числе с числовым программным управлением. Станкообразующая отрасль является приоритетной сферой и одним из ключевых факторов достижения технологической независимости, подчеркнул премьер.

«Правду говорить легко и приятно», – писал Михаил Булгаков. Действительно, производство станков и кузнечно-прессового оборудования растёт. По данным Росстата, только за май текущего года был сделан 651 металлорежущий станок. В мае прошлого года – 462 станка. За тот же май 2023 г. кузнечно-прессовых машин выпущено 1019. Год назад – 722 штуки. Всего за пять месяцев этого года изготовлено 3195 станков металлообрабатывающих и 4943 единицы кузнечно-прессового оборудования. Рост по станкам – 18%, по КПО – 34%. Кстати, хорошо росли показатели и в 2022 году.

На первый взгляд неплохо. Однако есть нюансы. К сожалению, Росстат не расшифровывает свои показатели. В частности: какие именно и какого класса были выпущенные станки. Ведь всё станкостроение можно подразделить на две основные группы: «рядовые» станки «нормальной» точности для производства простых изделий и сложные, многокоординатные прецизионные (особо точные) станки. Первую нишу в мировом масштабе (как, вероятно, и в российском станочном парке!) уверенно и прочно занимает Китай.

Именно из Поднебесной и Тайваня импортной Ниагарой потекли к нам «простые» станки после введения европейских санкций. Сейчас, по данным «Ростеха», до 75% закупаемого российскими предприятиями металлообрабатывающего оборудования имеет шильдик «сделано не в России». И совсем не факт, что оставшиеся 25% изготовлены из отечественных комплектующих. Некоторые эксперты говорят, что многие критические комплектующие вообще на 100% привозные, так как утеряны компетенции по их изготовлению.

Уровень локализации в станкостроении, по данным правительства, в 2020 г. составлял 47%. При этом Финансовый университет при Правительстве РФ оценивает долю отечественного производства в станкостроении только в 8%. Такие расхождения не могут не смущать.

Почём станки для народа

Вернёмся на минуточку к цифрам. Они в отличие от лозунгов достаточно объективны. Итак, по официальным данным, в 2021 г. Россия импортировала 11 433 единицы металлообрабатывающего оборудования на общую сумму 816, 8 млн долларов. На первом месте по поставке оборудования была Германия с денежным призом 202, 9 млн долларов. Или почти четверть от всего импорта. Почётное второе место досталось Италии с долей 18, 17%, или 112, 8 млн долларов. Третьим был Китай с 10, 93%, за ним Тайвань с 9, 75%. Или 89, 3 млн и 79, 6 млн соответственно. И уже далее Южная Корея, Финляндия, Япония и другие страны. То есть в 2021 г. Китай и Тайвань совокупно поставляли в Россию 20, 68% импорта станков и прессов.

В 2022-м из-за санкций импорт резко упал до 9074 штук на сумму 574, 1 млн долларов. Падение в деньгах составило 29, 7%, а в штуках – 20, 63%. Зато доля Китая выросла до 43, 25%, или 248, 29 млн долларов, а Тайваня – до 15, 45%, или 88, 68 миллиона. А совокупно их доля в импорте этого сегмента составила 58, 7%, или почти 337 млн американских рублей.

Чуть выше мы писали о росте производства в прошлом году. Так вот изготовление металлообрабатывающих станков выросло с 4877 единиц в 2021-м до 6706 в 2022-м, кузнечно-прессового оборудования (КПО) – 
с 4402 до 9800 единиц. Потребление за тот же период увеличилось с 19 489 штук (совокупно станки и КПО) до 25 573. Из этого делается оптимистичный вывод, что в 2021 г. страна обеспечивала себя этой продукцией на 47, 6%, а в 2022-м – на 64, 54%.

Но если учесть, что даже по официальным данным локализация производства у нас менее 50%, то бодрые рапорты совсем не выглядят такими бодрыми. И кстати, по мнению специалистов, это касается только «простых» станков, а с многокоординатными прецизионными станками вообще беда бедовая!

Заграница нам не поможет

Как-то в своей домашней столярной мастерской столкнулся с проблемой замены подшипников на хорошем фуговальном станке и настольной циркулярке. Полетели практически в один день. На сайтах производителей они отсутствовали: «санкции». Перерыл весь Интернет, нашёл только в одном интернет-магазине на юге нашей родины. Под заказ. Цены космические. И доставка – порядка 15–20 дней. Решил временно поставить аналоги, желательно отечественные. Нет! Всё китайское. Как сказали в магазине, подшипники, как, впрочем, и свёрла, и саморезы, и болты с гайками, и прочая «расходка», в подавляющей массе у нас только носят гордое название «Сделано в России». На самом деле они просто заказаны российскими фирмами у большого соседа. И хорошо, если на официальной фабрике, а не в подпольной мастерской. А я удивлялся, почему у саморезов отлетают головки от малейшего усилия при закручивании. Банальное несоблюдение технологий.

Но если мы почти не делаем свои простые подшипники, практически не делаем подшипники повышенной точности, то как «смогём» изготовить, например, шпиндели так называемого картриджного типа, основу особо точных станков?! Ведь в них стоят не просто подшипники, а специальные шпиндельные для прецизионных станков. И именно они определяют точностные характеристики самих шпинделей.

Также не делаем линейные направляющие (опоры) качения, шарико-винтовые передачи, нет отечественного метрологического обеспечения станков и технологий их производства. Даже измерительные щупы высокого класса точности не делаем. Нет и шпиндельных сервопреобразователей для оборотов в десятки тысяч в минуту. Именно такие скорости используются в прецизионных станках.

Простите за такое широкое перечисление технических терминов, но когда читаешь заметку под гордым названием «Такое- то российское предприятие сделало уникальный полностью отечественный особо точный станок», то сразу возникает вопрос: «А комплектующие какой страны происхождения?» И выясняется, что станина отлита в Китае, шпиндель – из Германии, чипы для ЧПУ – из Тайваня и так далее и тому подобное. Этакий «чисто российский «москвич», состоящий полностью из чужих машинокомплектов. Нет ничего страшного в том, чтобы на начальном этапе использовать уже готовые «велосипеды». Но зачем обманывать себя и смешить весь мир?

Кстати, Китай нам тут не помощник. Ранее особо точное станочное оборудование поставляла нам Германия, мировой лидер станкостроения этого класса. Плюс ещё Япония, Финляндия и Италия. И такое оборудование попало ещё в первые пакеты санкций, так как в основном используется на предприятиях ВПК. Причём санкции строжайшие.

Поднебесная делает подобные станки в очень тесной кооперации с Тайванем. А вот уже Тайвань, процитирую Интерфакс: «Министерство экономики Тайваня (MOEA) объявило о расширении санкций в отношении России и Белоруссии. Под санкции подпадает продукция машиностроения, включая станки с числовым программным управлением, обрабатывающие центры, шлифовальные станки с числовым программным управлением, электроразрядные станки и контроллеры».

Будет ли рисковать Пекин, который уже полтора года успешно лавирует между струйками санкционного дождя, и поставлять нам запрещённое оборудование – вопрос риторический. Нет, конечно!

Чем ответим?

Естественно, без прецизионных станков мы не останемся. Благо есть «серый импорт» и прочие возможности. Но и оборудование будет стоить как боинг, и номенклатура резко сузится. Надо чётко расставлять приоритеты: какие станки нам необходимы «вчера, сегодня и завтра». Не вразнобой, а с точки зрения государственной политики возрождения всей отрасли. А вот такой политики пока и не просматривается.

Зато есть обилие различных программ развития станкостроения, аж три штуки. Последняя датируется 2020 годом. Есть целых два плана мероприятий по импортозамещению в станкостроительной промышленности (последний был принят в 2021 г.). По мнению экспертов, эти документы – 
к сожалению, просто набор благих пожеланий из серии «А давайте что-то где-то создадим! И тогда как импортозаместимся, мало никому не покажется!»

Сейчас, по словам представителей Минпромторга, завершается разработка новой редакции уже федерального национального проекта о станкостроении. Он должен быть представлен к концу сентября. Если вновь это будут пустые пожелания, а не чёткий, предельно конкретный план действий, то больше никаких бумаг писать будет не надо. Мёртвых бумагами не оживить.

Справка «АН»

В пик расцвета советской экономики, в 80-е годы прошлого века, выпуск станков и кузнечно-прессового оборудования исчислялся не сотнями штук, а сотнями тысяч: за двести тысяч в год. Плюс более пятьдесяти тысяч прессов. Некорректно сравнивать весь Союз и Россию? РСФСР в 1990 г. выпустила 74 200 единиц металлообрабатывающего оборудования, в том числе 16 700 станков с ЧПУ (привет любителям легенд об отсталости Страны Советов) и 27 300 единиц КПО. И это были не рекорды, а вполне стабильные ежегодные показатели. Так что резервы для роста колоссальные.

Источник: argumenti.ru

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.